Принимаю условия соглашения.
Вологодская область
Заразились
1770 +21
Выздоровели
1409 +43
Умерли
17 +0
gorodvo.ru
Генерал ФСБ Михайлов: «Единый регистр данных – это подарок разведчикам» Генерал-майор рассказал, почему создание единого информационного ресурса нарушит права людей.

Генерал ФСБ Михайлов: «Единый регистр данных – это подарок разведчикам»

25 мая 2020, 17:14

Генерал ФСБ Михайлов: «Единый регистр данных – это подарок разведчикам»
Фото: menswork.ru
Генерал-майор рассказал, почему создание единого информационного ресурса нарушит права людей.

21 мая Государственная дума РФ приняла в третьем, окончательном чтении закон о создании единого федерального информационного регистра, содержащего данные о населении России.
Это информационный ресурс, на котором будут храниться данные россиян (Ф.И.О., дата и место рождения, пол, гражданство, СНИЛС, ИНН, семейное положение, сведения о выданных паспортах, образовании, регистрации индивидуального предпринимателя, воинской обязанности и др.), а также иностранцев и лиц без гражданства, работающих на территории страны.
Идея принадлежит Федеральной налоговой службе, которая и станет администратором этой гигантской базы данных.

Свое мнение по этому поводу "Общественной службе новостей"  высказал генерал-майор ФСБ Александр МИХАЙЛОВ, закончивший службу в Федеральной службе безопасности РФ в должности первого заместителя начальника Информационно-аналитического управления. С 2003 года в период службы в Федеральной службе по контролю за оборотом наркотиков курировал информационно-технологическое управление, где создавался единый банк данных.

 «Любой, кто читал материалы Викиликс и разоблачения Сноудена, невольно задумывается над тем, в каком мире мы живем. Созданная АНБ США система контроля за людьми и их умами выходит далеко за рамки романа Оруэла 1984. Карточки, базы госуслуг и прочее существенно облегчили наш быт. И вроде все движется к цивилизованному будущему. Но каков сегодня баланс соответствия всеобщей цифровизации глобальному накоплению данных и правам человека? Где тот рубеж, когда заканчивается место государства и начинается личное пространство гражданина?», - задается вопросами Михайлов.

«Я начал служить, когда понятие компьютер и цифровизация были только в фантастических романах. И все мероприятия по вторжению в личную жизнь гражданина требовали серьезного обоснования. Прослушивание телефонных переговоров, помещений и даже ведение наружного наблюдения за объектом считалось самым острым мероприятием. Сегодня за нами как за гражданами России, имеющими права на личную жизнь, переписку, ведут наблюдение (я вывожу за скобки правоохранительные органы) практически все. Частные охранные предприятия, частные компании, занятые разработкой различного программного обеспечения, операторы сотовой связи, банки, кассы аэрофлота, ж/д вокзалов, даже продуктовые магазины, где мы приобретаем товары. Накапливается огромный массив информации о конкретном гражданине, затрагивающие особо охраняемые законом тайны – банковскую, медицинскую, тайну переписки, наших передвижений, телефонных переговоров. И как это используется– никому не известно.

В условиях тотальной коррупции мы не гарантированы от того, и это реальность, что наши данные не находятся в чьих-то не очень честных руках. Не успел человек почить в базе, как на пороге его квартиры барыги из частных ритуальных агентств, не успел зарегистрировать фирму, как десятки звонков из банков, которые моментально узнают о факте регистрации. Десятки звонков от каких-то никому не известных компаний на личный телефон, которые знают не только имя и фамилию, но и имущество, которым владеешь…
Недавно на одном семинаре была продемонстрирована система распознавания лиц. Она распознает не только наши лица, но и распознает наши банковские карты в кармане, а также проводки по ним. Большинство современных технологических устройств, я имею в ввиду смартфоны и планшетные компьютеры, позволяют определить не только своё местоположение через GPS, WiFi, или геопозицию по IP адресу, но и передать навигационные данные частным компаниям.По сути это несанкционированное нарушение личного пространства, защита которого гарантирована Конституцией РФ.

Недавно были приняты поправки в законодательство о терроризме, которые вызвали бурную реакцию не только в обществе, но среди провайдеров и операторов связи. Я выступал резко против этих поправок в части накопления контента частных лиц Мы не знаем ни одного факта, чтобы эта норма позволила бы предотвратить теракт или иное преступление. Для розыска – да. Но для предотвращения – исключен.
 

В этой истории любопытно, что один из участников продвижения этого закона получил 22 года за государственную измену как агент ЦРУ. Любое накопление информации в общих базах – это бомба замедленного действия. При разработке советского паспорта нового образца в 1974 было много предложений о включение в него дополнительных данных, в том числе о месте работы. Но всё ограничилось лишь небольшим пакетом сведений, реально необходимых. И разработчики мотивировали это тем, что не надо делать из него досье на человека.

Сегодня полное досье на человека можно купить на черном рынке с базами практически всех государственных регистрирующих органов. От ГИБДД до базы таможни, базы данных местоположения абонентов сотовой сети, баз данных видеофиксации автомобилей у частных АЗС. В условиях цифровой технологии борьба с этим явлением обречена на поражение.

Более того, мы не знаем реальных случаев привлечения к уголовной ответственности лиц, «сливающих» эти базы, создавая угрозу личности. При этом данные о доходах и имуществе государственных деятелей засекречиваются и вводится ответственность за их оскорбление. Кто будет проводить такие экспертизы – непонятно.

Замечу, что для оперативных работников и сегодня большая проблема к доступу к тем или иным сведениям, но для банков, частных охранных предприятий и иных фирм, не говоря о мошенниках из коллекторских агентств, проблемы нет.

Наш искусственный интеллект удивительно точно копирует работу чиновника. Они никогда не ошибается в пользу клиента. Я сам не раз сталкивался с тем, что мне блокировали счета. И каждый раз, не извинившись, налоговики ссылались на ошибки системы.

Особую тревогу вызывают разговоры об использовании искусственного интеллекта в реализации права и правоприменительной деятельности», по моему мнению, весьма сомнительно, так как право, помимо стройных и жестких формулировок, правосудие во многом явление психоэмоциональное.

Необходимо создать модели для облегчения деятельности правоохранителей, обеспечить их полной и всеобъемлющей информацией решении оперативных задач. Создать базу данных, которая бы способствовала объективному и полному изучению обстоятельств и условий совершения преступления.

В принципе, эта тема уже давно реализуются. Разрабатываются системы, позволяющие фиксировать происходящее на улицах городов, в транспорте, официальных учреждениях. Все это безусловно отвечает сути нашего времени. Создается впечатление, что скоро раскрывать преступления, можно будет не выходя из кабинета, а судить людей в виртуальном пространстве.

Демонстрация таких возможностей выходит далеко за рамки наших законов, Конституции России да и за рамки человеческой порядочности. Совершенствуя машины, мы не совершенствуем человека.

Сегодня мы наблюдаем развитие так называемой цифровой наркомании. Мы как больной человек стремимся к большей дозе информации. Мы все глубже погружаемся в безнравственное созерцание чужой жизни, чужих тайн и секретов.

Где тот порог нравственности в цифровизации, на котором человек, личность должна остановится? Это очень большая проблема, она очевидна. Когда мы наконец осознаем все последствия для личности и общества и попытаемся ввести процесс цифровизации в правовое русло, будет поздно. Значительная часть программ будет работать не на благо государства, а на его разрушение.

Немаловажным является то, что все эти программы разрабатываются на импортном, а, следовательно, уязвимом «железе». Программисты уже бьют тревогу, что сегодня опасность исходит не от вредоносных программ (с ними мы научились бороться), а от возможности воздействия на программы низкого уровня, хранящаяся на чипе материнской платы компьютера или смартфона. 

Сегодня некоторые чиновники начали разговоры о создании собственного продукта и суверенного интернета. Но это бред.

Хотел бы напомнить о проекте АО Ростех по разработке и выпуску российского смартфона YotaPhone («Йотафон»). В 2010 году руководство Ростеха уверяло Правительство России в том, что сборка смартфонов будет в ближайшее время перенесена с Тайваня в Россию. Прошло 9 лет и заявление Ростеха выглядит популистским, так как даже если YotaDevices и разработал качественный смартфон, сборка в России сделает его неконкурентным по цене с предложениями иностранных производителей.


Надо понимать, что мир цифровых технологий крайне прозрачен. И как бы мы ни пытались «паролить» базы и данные степень проникновения к ним весьма реальна. И чем больше мы объединяем потоки информации, всегда есть те каналы, через которые можно проникнуть к самым большим государственным секретам.

Последствия урона для национальной безопасности России будут огромные, так как математические модели, заложенные в современных программно-аппаратных комплексах АНБ США имеют огромные возможности.

История с невозможностью бороться с мессенджером “Телеграмм” подтвердила, что цифровой мир ушел в отрыв от человеческого разума. Без человеческой эрудиции и опыта она безжизненна.

Мы так часто ликуем докладам о блокировании тех или иных сайтов (таких «блокировок» десятки тысяч), что даже не задумываемся, что все эти сайты восстанавливаются через 30 минут.

Хотел бы отдельно сказать о такой возможности обхода блокировок сайтов, как Virtual Private Network т.н. виртуальная частная сеть. VPN-сервисы позволят заходить на недоступные сайты с любого смартфона или компьютера и не тратить на это ни копейки.

Разработать специальное программное обеспечение с элементами искусственного интеллекта сегодня не составляет особого труда небольшим частным предприятиям, занятым разработкой ПО, ничего удивительного здесь нет. Например, такие частные российские компании сегодня разрабатывают специальное ПО с искусственным интеллектов в интересах диагностики боевых кораблей ВМФ России, атомных подводных лодок и БПЛА.

И если, не дай бог, найдется обиженный разработчик, который был обижен чиновником, то уж поверьте, он способен будет разработать такую программ, которая будет жить своей жизнью и “вести” чиновника, его детей и внуков до гробовой доски и никакие запретительные меры в таком случае не помогут.

Что такое “вести” чиновника? Это собирать в автоматическом режиме все фотографии в социальных сетях, поисковых системах и многочисленных видеорегистраторах АЗС и гостиниц, Автодора и аэропортов, публикаций и высказываний, строить взаимосвязи чиновника по телефонным разговорам и звонкам, отосланным СМС, включать и слушать разговоры чиновника через смартфон и смарт-телевизор. Это еще цветочки…. А ягодки нам предлагает ФНС. И Агентство национальной безопасности США».


Мария Захарова